Главная / Война / Люди подземелья. Репортаж из центрального командного пункта РВСН

Люди подземелья. Репортаж из центрального командного пункта РВСН

Наш корреспондент побывал там, откуда может поступить приказ об ответном ядерном ударе.

ЦКП Ракетных войск стратегического назначения (РВСН) — самый большой подземный мегаполис в Центральной России, не считая московского Метрополитена.

«До ракеты»

Сразу внесём ясность: отсюда ракеты не запускают. Это при необходимости сделают поворотом ключей офицеры в дивизиях РВСН. Но только отсюда, с ЦКП РВСН, может поступить приказ пустить эти ключи в дело. Ключи, кстати, ничего особенного собой не представляют — у многих от квартиры более навороченные.

Железнодорожная станция подмосковного города Одинцово. До места назначения идёт самая обыкновенная маршрутка.

— Вам куда?

— До ракеты.

Главным ориентиром здесь служит ракета средней дальности Р-12 — такие стали знаменитыми во время Карибского кризиса. Маршрутка идёт 20 минут. В пути молодой, но суровый часовой обязательно проверит у всех пассажиров документы.

Снаружи ничего особенного. Самое главное внутри!

Снаружи ничего особенного. Самое главное внутри! Фото: / Сергей Осипов

С поверхности земли ЦКП выглядит обычным административным зданием — таких в каждом гарнизоне с десяток. Миллионы тонн бетона и стали — внизу, на глубине до 30 метров. По сути, это квартал десятиэтажных домов, опрокинутый под землю. Этажи так и называются: минус первый, минус второй, минус третий… В сумме — десятки километров коридоров (их тут на французский манер называют потернами) и лестниц, крутых, как трапы на военных кораблях. Бункер, говорят, рассчитан на прямое попадание тяжёлой авиабомбы, но очень не хочется, чтобы дело дошло до проверки. Командный пункт действует с 1967 г., притом что сами РВСН были учреждены 17 декабря 1959 г. То есть на днях «ракетный щит страны» отпразднует 58-й день рождения.

Первая подземная дверь, в которую удаётся войти, снабжена загадочной надписью «Группа направлений». Чувствуется, что если за ней меня пошлют по какому-то направлению, то не в одиночку, а целой группой товарищей. Предчувствия не обманули.

За мониторами работают офицеры в звании от майора до полковника. Нет таких вопросов про РВСН, на которые они не знали бы ответа.

— Сколько у вас ракет на боевом дежурстве?

— Около 400.

— А армий в РВСН сколько?

— Три. Дивизии дислоцированы от Тверской до Иркутской области.

Сюда стекается вся информация о Ракетных войсках: где именно, на какой точке маршрута боевого патрулирования находится та или иная мобильная пусковая установка в Нижнетагильской или Новосибирской дивизии, какая ракета и с каким полётным заданием находится в шахте в Татищевской дивизии… Но этой информацией офицеры-направленцы уполномочены делиться только с «соответствующими должностными лицами». Я к ним не отношусь, поэтому иду дальше.

Самое главное на ЦКП - не забывать закры- вать за собой двери противоатомной защиты.

Самое главное на ЦКП — не забывать закры- вать за собой двери противоатомной защиты. Фото: / Сергей Осипов

Главный зал

Единственное окно во всей подземной части ЦКП ведёт из группы направлений в святая святых — в главный зал. С десяток электронных часов показывают время от Вашингтона до Камчатки. Говорят, здесь самые точные часы в стране. Одна стена почти целиком занята экранами. И большими, как в кинотеатре, и маленькими, как у телевизора. Все экраны живут своей жизнью, по большей части секретной. Парочка в честь моего визита занавешена зелёными непрозрачными шторами «Войска МБ» и «Войска СБ». Эти экраны отображают текущий статус мобильной и стационарной группировок РВСН. За цифры, указанные ниже, любой уважающий себя шпион отдал бы правую руку.

Один из экранов показывает, как в этот самый момент в ракетную шахту загружают транспортно-пусковой контейнер с новенькой, только что с завода, ракетой «Ярс».

— Где это?

— Козельская дивизия. Плановая замена ракеты в шахте.

Здесь же, в главном зале, боевое знамя РВСН и икона святой Варвары, небесной покровительницы ракетчиков.

В РВСН смены заступают на дежурство дважды в неделю, на 3 или 4 дня. На ЦКП единовременно дежурит более 500 человек. А всего по Ракетным войскам порядка 6 тысяч. Чтобы офицеры были в тонусе, центр постоянно проводит с ними тренировки. Йошкар-Ола, например, отрабатывает противодействие диверсионным группам, Тагил — вывод пусковых установок на полевые позиции, Иркутск — условный пуск межконтинентальной баллистической ракеты.

Саму смену на ЦКП тоже регулярно проверяют. Вот, опять началось.

— Внимание, расчёт! — говорит в микрофон командир дежурных сил (КДС). — Получен приказ о приведении Ракетных войск в высшую степень готовности!

— Первый (второй, третий и так до седьмого) принял, — откликаются боевые посты.

— Товарищ командующий, — докладывает КДС на самый верх, — оповещение дежурной смены командного пункта проведено. Время 11 часов 35 минут…

И так день за днём, год за годом. В месяц на офицера РВСН приходится суток по 10 подземной жизни, за год — от 70 до 110 дней.

А в Козельской дивизии тем временем в шахту ставили новую ракету.

А в Козельской дивизии тем временем в шахту ставили новую ракету. Фото: / Сергей Осипов

Подземные завхозы

Пока дежурная смена в главном зале управляет мобильными и стационарными силами, кто-то должен думать о её завтраке, обеде и ужине, вечернем душе и ежеминутном воздухе, которым она дышит под землёй. Эти «кто-то» служат в Центре управления повседневной деятельностью (ЦУПД) РВСН. Отсюда офицеры в рубашках поло (но зелёного цвета и при погонах) управляют всей хозяйственной деятельностью РВСН. В их ведении, сколько мазута и угля в котельных, сколько личного состава в казармах, сколько коек в госпиталях и сколько пар обуви на складах.

Все системы на ЦКП выстроены с непозволительной для гражданского сектора роскошью — двойным и тройным дублированием. На приличном расстоянии от узла связи с суперсовременной аппаратурой — зал с радиостанциями 80-х гг.

— Неужели ламповые? — спрашиваю с почти священным ужасом.

— Нет, полупроводниковые. Они самые помехоустойчивые, надёжные и долговечные.

В мирное время ЦКП получает электричество от внешних источников. Но глубоко под землёй есть зал размером с поле для мини-футбола с шеренгой огромных корабельных дизель-генераторов. Суммарная мощность измеряется в мегаваттах. Как-то в 90-х, когда ЦКП за неуплату отключили от гражданских электросетей (и такое бывало!), ракетчики несколько суток прожили на внутренних ресурсах. Кстати, в полной отключке от внешнего мира ЦКП может продержаться более месяца. И дышится в нём в общем-то легко.

Источник

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: