Главная / Культура / Авдотья Смирнова: «От госденег я отказалась!»

Авдотья Смирнова: «От госденег я отказалась!»

В интервью АиФ.ru Авдотья Смирнова рассказала о том, что ее вдохновляло, как участвовал в создании картины ее муж Анатолий Чубайс и зачем она соединила Толстого и рэпера Басту.

В предпоследний день 29-го кинофестиваля «Кинотавр» в Сочи состоялась премьера самой масштабной и серьезной на сегодняшний день работы режиссера и сценариста Авдотьи Смирновой «История одного назначения». Фильм основан на реальных событиях, а одним из главных героев картины является Лев Толстой. Хотя в основе фильма события полуторавековой давности, рассказывает он о вещах сегодняшних, причем современным языком.

«Я снимала жесткое мужское кино»

Сергей Юрьев, АиФ.ru: Авдотья, ваша картина, несмотря на то, что снята на историческом материале, смотрится очень злободневно, остро, ну просто про сегодняшний день. Вы когда работали над фильмом, история развития дела «Седьмой студии» как-то влияла на сценарий, на расстановку акцентов?

Авдотья Смирнова: Дело «Седьмой студии» ни на сценарий, ни на какие другие вещи, связанные с фильмом, никак не влияло, поскольку сценарий был задуман летом 2015 года, когда дела Серебренникова и в помине не было. Можно ли сегодня вообще говорить на злободневные темы исключительно через призму исторических событий и никак иначе? Все зависит от автора. Например, в 90-е годы кино долгое время никак не могло найти, нащупать свой язык. А потом Алексей Балабанов снял фильм «Брат». И новый, актуальный киноязык вдруг появился. Хотя казалось, что тот отрезок истории в принципе не поддается романтизации. Но пришел Балабанов, и оказалось, что все возможно.

Что касается меня лично, то у меня не было задачи рассказать о сегодняшнем дне метафорически, потому что, мне кажется, поток времени в России не линеен. И ответ на вопрос «Почему в картине какие-то вещи показаны именно так, а не иначе?», очень прост — потому что действие происходит в России. В 2015 году я прочла книгу Павла Басинского «Святой против Льва», меня невероятно зацепила в ней одна маленькая глава — «Спасти рядового Шабунина». Это буквально три страницы текста, описывающие историю дела Василия Шабунина, которого военный трибунал приговорил к расстрелу. Толстой тогда вызвался защищать этого солдата. И позже он писал, что этот эпизод повлиял на него больше, чем какие-либо другие события его жизни. На меня тоже эта история оказала невероятное впечатление. Было ощущение, что она происходит сегодня, а, может быть, она происходит всегда. История не выходила у меня из головы, и я сразу поняла, что хочу снять на этом материале кино.

— Многие критики склонны делить кино на «мужское», то есть снятое режиссерами-мужчинами, и «женское», снятое женщинами. У вас картина довольно жесткая, пронзительная. Не было у вас соблазна какие-то вещи по-женски смягчить, пожалеть кого-то из героев, оправдать?

— Наверное, внутри западного феминистского дискурса мой ответ прозвучал бы некорректно. Но, честно говоря, мне изначально хотелось снять сугубо мужскую картину. Я сознательно изгоняла вещи, которые больше присущи моему гендеру, нежели противоположному. Приведу небольшой пример: мы со сценаристом Аней Парнас, когда писали сценарий, постоянно фоном слушали одну и ту же песню Бориса Гребенщикова. И эту же песню включили в финал. А потом я ее вырезала, поскольку она показалась мне излишне нежной. Мне хотелось жёсткой концовки. Чтобы зрители не плакали в конце, о чем мечтают многие режиссеры, а чтобы зрителю было тяжело. Мне хотелось сделать картину про мужской мир, про мужской взгляд.

— Ваш фильм получил господдержку, но вы от нее отказались. Почему?

— В какой-то момент я обнаружила, что у нас собрался очень солидный продюсерский пул, и минимальный бюджет на картину у меня уже точно есть. Поэтому сочла целесообразным отказаться от государственных денег.

— Помог ваш супруг Анатолий Борисович Чубайс?

— Фактически в большей степени он является основным инвестором фильма. Друзья, знакомые. Но Чубайс не просто мой муж, но и лучший друг. Он оказывал не только финансовую поддержку, но и поддержку психологическую, что не менее важно.

Толстой и сэлфи

— Планируется, что картина выйдет в прокат в сентябре. Как планируете доносить кино до зрителя?

— Достаточно сказать, что прокатом будет заниматься российское представительство компании Disney. Это очень сильная, профессиональная команда. Я понятия не имею, как они донесут фильм до зрителя, но в том, что они это сделают, практически не сомневаюсь. Показывают они мне вариант трейлера картины. Спрашивают: ну как? А у меня в жизни не было трейлеров подобного уровня! Показывают вариант постера, а я смотрю и немею от восторга. Так что я сказала: «Делайте, что хотите! Я буду слушаться беспрекословно. Я бы на месте этой компании никогда не взялась прокат своего фильма. Но они невероятно смелые и талантливее ребята, умеющие принимать нетривиальные решения.

— Насколько долго вы искали актера роль Льва Толстого?

— Тут всё было просто и сложно одновременно. Я ни одного артиста, кроме Жени Харитонова, даже не пробовала. Просто не знала, кого пробовать. Когда продюсер Сергей Сельянов посмотрел последний вариант сценария, он задал один вопрос: «А кто будет играть Толстого?» Я пожала плечами. А потом попала на спектакль «Откровенные истории» Кирилла Серебренникова и там в трех маленьких эпизодах увидела Женю. После этого сразу позвонила Анне Парнас и сказала, что, похоже, нашла актера на роль Льва Николаевича. Мало того, что Харитонов пластически похож на Толстого, так он еще и фантастически внешне с ним схож. Когда на него наклеили бороду, у нашего гримера практически случился обморок! Она прибежала ко мне с криками: «Ну так же не бывает!» Есть известная фотография Толстого, ее легко найти в поисковиках, достаточно набрать запрос «Толстой сам себя снимаю». Это фактически его селфи. И вот на этом фото Толстой и Харитонов просто одно лицо. Но вообще, внешнее сходство волновало меньше всего, поскольку современный грим позволяет сделать все что угодно.

Лев Толстой и Евгений Харитонов.

Лев Толстой и Евгений Харитонов.

— Саундтрек к картине вы пригласили написать Василия Вакуленко, он же репер Баста. С чем связан этот выбор?

— Мы сознательно боролись с эстетством. Коллеги поначалу пальцем у виска крутили, когда слышали, что я хочу в музыке биты, электронику. Принято считать ведь, что в историческом кино должна звучать струнная музыка, фортепиано. Но, мне кажется, я не ошиблась в своем выборе. Василий удивительно умный, тонкий музыкант. И его саундтрек не просто украшает фильм, а делает его живым, а героев современными.

Источник

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: