Главная / Война / «93 процента могут стать угрозой». За что уволили главного психиатра ВСУ?

«93 процента могут стать угрозой». За что уволили главного психиатра ВСУ?

Полковник Олег Друзь разгневал участников АТО и был оперативно уволен.

В рядах Вооруженных сил Украины случилось чрезвычайное происшествие. Не исключено, что обнаружен еще один высокопоставленный «предатель». Не исключено — потому что еще не до конца понятно, чем эта история обернется для «провинившегося».

Отстранить и назначить расследование

20 сентября стало известно, что министр обороны Украины Степан Полторак принял решение отстранить от должности начальника клиники психиатрии Национального военно-медицинского клинического центра Олега Друзя.

На своей странице в Facebook Полторак пояснил, что полковник Олег Друзь выполнял свои служебные обязанности неудовлетворительно, в связи с чем назначено служебное расследование.

Но что же такое совершил главный психиатр ВСУ?

Сорокасемилетний Олег Друзь с начала войны в Донбассе занимался проблемами посттравматического стрессового расстройства, возникающего у участников боевых действий.

Друзь отмечал, что посттравматический синдром является бомбой замедленного действия, которая может влиять на все украинское общество в течение долгих лет.

«Бойцы сами не понимают, что с ними происходит. Это и есть главная беда»

«В наших планах посадить в каждый районный военкомат страны штатного психолога, который будет вести мониторинг участников АТО. Это будет минимальная работа по возвращению их к жизни, которая нужна, чтобы участники АТО не думали, что их бросили. Восстановление этих людей должно быть делом всего государства, а не только Министерства обороны», — говорил Друзь в сентябре 2014 года в интервью СМИ.

В декабре 2015 года в эфире радиостанции «Голос столицы» Друзь комментировал очередной случай суицида ветерана АТО: «У процентов 15, а то и 20, мы наблюдаем развитие посттравматического стрессового расстройства. Оно, как правило, развивается спустя 3-6 месяцев с момента психотравмирующей ситуации. Но не все военнослужащие обращаются за медицинской помощью. Поэтому случается так, что военнослужащего отпускают в отпуск, либо он демобилизуется из рядов ВС по сроку службы, и как раз в это время начинаются симптомы. Бывает, что военнослужащий сам этого не понимает, и происходит то, что случилось вчера… Посттравматический синдром может длиться всю жизнь, если ничего не делать. Он может возникать в любой момент: и через 3 года, и через 30 лет после получения психотравмы. У нас война идет полтора года, и мы еще не имеем точной статистики. Каждый конкретный случай мы стараемся разбирать индивидуально. Как правило, бойцы сами не понимают, что с ними происходит. Это и есть главная беда. Их приводят к психологам родственники, родители, жены. Но если разговаривать с самими военнослужащими, то они, как правило, пытаются скрыть свои внутренние переживания. И это является пусковым механизмом: они доходят до отчаяния и пытаются изолироваться от окружающей среды. И, как правило, прежде всего им приходит на ум мысль о суициде».

«Скрытый враг»: крамольная речь полковника Друзя

Работа главного психиатра ВСУ и его тревожные данные не вызывали вопросов до 19 сентября 2017 года. В этот день полковник Друзь выступил на круглом столе Комитета Верховной рады Украины по вопросам охраны здоровья, где главными темами были психологическая реабилитация участников АТО и уменьшение числа самоубийств среди демобилизованных военных.

Психиатр заявил: «Как показывает международный опыт, участники боевых действий по возвращении к мирной жизни могут стать угрозой как для собственных семей, так и для всего общества. По статистике 93% из них нуждаются в квалифицированной поддержке и помощи в результате действия боевых стресс-факторов. Расстройства характеризуются высоким уровнем конфликтности, повышенной агрессией, низкой работоспособностью, обострением и развитием хронических заболеваний, алкоголизмом, асоциальным поведением, повышением уровня суицида, сокращением продолжительности жизни».

Речь полковника сопровождалась слайдами, где было указано, что 93% бойцов «стесняются или препятствуют проявлению психических проблем». «Это скрытый враг», — пояснялась опасность явления.

Главный психиатр ВСУ не учел того, что на заседании присутствовали в том числе и ветераны АТО: по сути, потенциальные клиенты полковника Друзя.

«С нами все в порядке»: как потенциальные пациенты атаковали психиатра

Оказалось, читать лекции подобного рода в таком окружении — все равно, что выступать в палате для буйнопомешанных.

Буквально сразу после круглого стола бывший участник АТО, блогер Мартин Брест опубликовал следующий пост: «Главный психиатр МОУ, начальник клиники психиатрии ГВКГ, полковник Друзь Олег Васильевич сегодня на Комитете по вопросам здравоохранения заявил (прочитал со своей презентации), что 93 процента участников АТО являются потенциальной угрозой для общества („скрытый враг“). По его словам, 93 процента нас — проблемные, и нас нужно лечить… Спасибо. От „скрытого врага“. В принципе — на этом и все о клинике психиатрии МОУ. Спасибо, что противопоставляете нас мирной жизни. Хочу шеврон „93%“».

Блогер продолжал распалять себя: «Товарищи главные психиатры МОУ. Пожалуйста, не надо искать проблему в тех, кто был на войне. С нами все в порядке. По крайней мере, у большинства, примерно у девяноста трех процентов. Ищите ее у тех, кто от войны сбежал. От повесток, звонков и вызовов. У тех, кто говорит: „А мне пришла — а я не пошел…“ А нас, пожалуйста, оставьте в покое. Мы со своими внутричерепными проблемами сами как-нибудь разберемся. А не сможем — пойдем к волонтерам-психологам, к друзьям, к братьям, но уж точно — не к вам».

По содержанию данного поста понятно, что лично Мартину Бресту помощь нужна экстренная. Его публикация вызвала целую волну негодования у других участников карательного похода в Донбасс. То, что они грозили сделать с полковником Друзем, публиковать в СМИ не позволяет цензура. Однако эти посты лишь доказывают, что опасения главного психиатра ВСУ имеют под собой основания.

Как уже было сказано выше, министр обороны Украины Полторак решил, что крамольное мнение специалиста — это повод для экстренных мер не в отношении тех, чья психика пострадала на передовой, а в отношении самого Друзя.

500 суицидов есть. А сколько еще будет?

Психиатра сняли с должности, но проблема никуда не делась. Только по официальным данным, приведенным в июне 2017 года главой МВД Украины Арсеном Аваковым, на Украине покончили с собой 500 бывших участников АТО. При этом официальные лица признают, что в реальности число может быть значительно больше, так как в некоторых случаях гибель бывших военных регистрируется как несчастный случай, а не как суицид.

Принято экстраординарное решение: на базе Украинского научно-исследовательского института социальной и судебной психиатрии и наркологии Министерства здравоохранения Украины создан реестр суицидов среди ветеранов АТО.

На Украине, по данным Государственной службы по делам ветеранов войны и участников АТО, статус участника боевых действий получили уже свыше 306 тысяч человек.

То есть страна получила проблему в виде как минимум четверти миллиона людей с психикой, нарушенной войной. Людей, которым нужна срочная помощь, и которые при этом агрессивно ее отвергают.

И вместо того, чтобы решать проблему, министр обороны избавляется от «гонца», приносящего плохие известия: главного армейского психиатра.

Источник

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: